ПРЕСС-ЦЕНТР

ЮРИЙ ПАУТОВ: «ПРЕДЛОЖЕНИЕ СОЗДАНИЯ НАЦПАРКА «КОЙГОРОДСКИЙ» ПРОЗВУЧАЛО ВОВРЕМЯ»

В Республике Коми появилась третья по счету особо охраняемая природная территория федерального значения – национальный парк «Койгородский». Это событие стало возможным не только благодаря усилиям природоохранных организаций и ведомств, но и вкладу лесозаготовительных предприятий – АО «Монди СЛПК» и ОАО «Майсклес». Процесс создания нацпарка был длительным и сложным, но как считает директор Фонда содействия устойчивому развитию «Серебряная тайга» Юрий Паутов, практика показала, что решения 15-летней давности были правильными. Мы попросили Юрия Анатольевича рассказать, как это было.

– Какие природоохранные организации помимо Фонда «Серебряная тайга» инициировали создание нацпарка «Койгородский»?

– Эта территория была признана очень важной в природоохранном отношении еще в конце 90-х годов прошлого века такими экологическими организациями, как Гринпис, WWF, Международный союз охраны природы (МСОП), Центр охраны дикой природы. В конце 90-х годов прошлого века, в начале 2000-х годов сотрудники некоторых из них даже побывали на данной территории с самостоятельными экспедициями.

– Инициатива сохранения этого массива сразу нашла поддержку всех заинтересованных сторон?

– Прежде, чем заручиться поддержкой заинтересованных сторон, необходимо было понять, с кем конкретно обсуждать инициативу. Не совсем было понятно с кем взаимодействовать, поскольку происходил процесс реорганизации практически на всех уровнях. Только-только начинался процесс сертификации по системе FSC лесхозов, лесозаготовительных и деревообрабатывающих предприятий, и одновременно менялась вся административно-хозяйственная система лесной отрасли. Наряду с этим происходили пертурбации в лесозаготовительных компаниях – предприятия меняли форму собственности, при этом одни консолидировались, другие распадались. Надо было разобраться и определить, от кого будет зависеть принятие ключевых решений, влияющих на сценарный ход развития дальнейших событий.

– А если подробнее…

– Территория нынешнего нацпарка находится в пределах двух муниципальных районов — Прилузского и Койгородского. В процессе сертификации Прилузского лесхоза в 2002-2003 годах часть этого массива, относящаяся к Прилузскому лесхозу, была обозначена и выведена из лесопользования как Особо защитные участки (ОЗУ) «Девственные леса, ценные для сохранения биоразнообразия». Большая часть территории была в аренде Койгородского леспромхоза, а тогда как раз происходил процесс реорганизации леспромхозов – одни интегрировались, другие распадались. Так вот, Койгородский леспромхоз вошел в состав ООО «Финлеском», а это предприятие в свою очередь было инкорпорировано в ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК» (сейчас – АО «Монди СЛПК»). В 2004 году началась сертификация уже Койгородского лесхоза, и аудиторы после первого своего аудита так и написали: «Территория относится к малонарушенным лесным территориям (МЛТ), которые признаны в системе FSC Лесами Высокой Природоохранной Ценности (ЛВПЦ), в отношении которых должны быть предприняты меры особой охраны». Сертифицировался Койгородский лесхоз, но эта территория была в аренде ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК», и из-за этого возникла специфическая ситуация. Требование о сохранении МЛТ было выставлено лесхозу, лесхоз переадресовал его ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК». Мол, уважаемые арендаторы, нельзя там рубить, массив нужно сохранить. Представитель арендатора ответил: «Хорошо, мы не будем рубить, но мы же за эту территорию вносим арендную плату. Более того, мы готовы отказаться от рубок на этой территории, но где гарантии, что эти участки не будут переданы другим арендаторам, которые не являются держателями FSC-сертификатов, и он начнет вести рубки, как ни в чем не бывало?». Ситуация была патовой. Начался процесс переговоров. Тогда в обсуждении этой непростой ситуации принимали участие гендиректор ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК» Ринат Старков, руководитель Комитета лесов Республики Коми Василий Обухов, сотрудники Фонда «Серебряная тайга» Пшемыслав Маевски, Юрий Паутов, Александр Мариев, директор Койгородского лесхоза Артур Богенс. В ходе обсуждения пришли к такому не совсем легитимному, но согласованному решению: ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК» отказывается от части аренды этой территории, природоохранные организации инициируют создание на ней ООПТ, а на этом основании Комитет лесов Коми пока не передает эту территорию в аренду другим заявителям.

– Как удалось вернуть ситуацию в правовое поле?

– В 2006-м году перед Фондом «Серебряная тайга» была поставлена задача доказать важность, ценность, целесообразность создания ООПТ в Койгородском массиве и инициировать это перед Правительством Республики Коми с тем, чтобы обосновать решение Комитета лесов Коми и Койгородского лесхоза по сохранению ЛВПЦ.

Фонд «Серебряная тайга» занялся этим вопросом вплотную, было организовано две экспедиции в разные части этого обширного лесного массива для сбора полевых данных. И фонду тогда очень помог WWF, который начал прорабатывать ситуацию на федеральном уровне. Через свои контакты WWF убедил Минприроды России в том, что здесь нужно создавать федеральную, а не региональную ООПТ. Одновременно с этим процессом шло создание заповедника «Нургуш-Тулашор» в Кировской области, который примыкает к Койгородскому массиву с юга. В 2009 году пришел запрос от Минприроды России о том, согласно ли Правительство Республики Коми отказаться от этой территории для создания федеральной ООПТ. Было собрано представительное совещание при Минприроды Республики Коми под председательством тогдашнего замминистра Юрия Лисина. В совещании участвовали представители всех заинтересованных министерств, ведомств, научных и проектных организаций. Сотрудники Фонда «Серебряная тайга» представили презентацию, и после обсуждения было принято решение с формулировкой, что Правительство Республики Коми не возражает против создания здесь ООПТ федерального значения.

– А как отреагировали на предложение организовать столь обширную ООПТ в Койгородском районе?

– До совещания в Минприроды Республики Коми сотрудники фонда ездили в Койгородский район – проводили обсуждения с депутатами и администрацией района о придании этой территории статуса ООПТ, там тоже были разные мнения и разные позиции, но в конце концов администрация района дала согласие на создание этой ООПТ, хотя понимала, что это отъем значительной части ресурсов и соответственно ограничение собственных арендаторов, собственных лесопользователей. Кстати, весомое значение при этих обсуждениях получил тот факт, что тогдашний глава администрации Койгородского района Михаил Тебеньков дал согласие на резервирование территории под ООПТ при условии, что ей будет присвоено название района. Тогда еще не было понятно, будет это национальный парк, заказник или заповедник, но название его уже прозвучало – Койгородский. А потом, когда между Правительством Коми и Правительством России было достигнуто согласие о резервировании этой территории для создания национального парка, и в 2011 году он был внесен в Концепцию развития системы ООПТ России до 2020 года, то на промышленное освоение этой территорию больше уже никто не претендовал – ни лесопромышленники, ни недропользователи.

– Благодаря чему удалось убедить АО «Монди СЛПК», тогда ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК», отказаться от части аренды в Койгородском массиве?

– Для АО «Монди СЛПК» в 2005-2006 году это было непростое решение, поскольку у него уже были согласованы планы дорожного строительства, проекты освоения лесов. Я полагаю, решающим фактором стало то обстоятельство, что Группа Монди и АО «Монди СЛПК» продекларировали свою приверженность принципам добровольной FSC сертификации на всех уровнях, поэтому сохранение ЛВПЦ международного значения было делом чести для компании. Немаловажное значение сыграл и тот факт, что большая часть согласованной под ООПТ аренды была за рекой Суран, и чтобы приступить к вырубкам, необходимо было строить мосты через эту реку. Предложение создания ООПТ было озвучено вовремя, до строительства моста. Если бы переправа была построена, то, мне кажется, согласие получить было бы сложнее. Практика показала, что эти решения 15-летней давности были правильными, – предприятие, конечно, потеряло часть аренды, но приобрело гораздо больше. Во-первых – сохранило сертификат FSC на эту часть своей аренды, во-вторых, подтвердило на региональном, национальном и международном уровне имидж экологически и социально ответственной компании, в-третьих, показало пример другим лесным предприятиям России, как можно договариваться с природоохранными организациями и органами власти по сохранению МЛТ, а эта проблема остается чрезвычайно актуальной и в России, и в мире. Ну и наконец, за это решение руководству Монди будут благодарны жители Республики Коми и России, и не только современники, но и будущие поколения, по одной простой причине. Если сравнить нынешние космоснимки нацпарка и близлежащих территорий с космоснимками 2000 года, то станет очевидным, что только территория нацпарка осталась нетронутой, а все примыкающие к ней участки испещрены со всех сторон свежими вырубками. И если спрогнозировать ситуацию дальше, то через 5-10 лет все окружающее нацпарк пространство будет состоять из вырубок, зарастающих осиново-березовым мелколесьем. И только нацпарк, и примыкающий с юга заповедник «Нургуш-Тулашор» будут представлять собой нетронутый единый природный массив первозданной тайги, который имеет глобальную природоохранную, экологическую ценность. Поэтому и вклад АО «Монди СЛПК», и вклад ОАО «Майсклес», который присоединился к этому процессу чуть позднее, безусловно, весьма существенный.

Космоснимки территории нацпарка разных лет

 

Источник: http://www.silvertaiga.ru/2020/01/16/jurij-pautov-predlozhenie-sozdanija-nacparka-kojgorodskij-prozvuchalo-vovremja/